я чувствую
bri_light
я думаю, это был самый счастливый день в настоящем году. 

я прилетел в Дагестан 14 мая и на следующий день приехал в санаторий, взяв с собой теннисную ракетку. Хамзат. на самом деле он Гамзат, но аварцы всегда смягчают букву «г» в начале слова. мы с ним играли уже в прошлом году, тоже летом, под неистово палящим солнцем, палящим несравнимо сладко. тогда мы не стали играть третью партию, когда счёт по партиям сравнялся.

в этот раз я проиграл. проиграл абсолютно безнадёжно в двух партиях. для меня это было очень важно. азарт всегда берёт своё, даже когда я говорю себе: «расслабься, играй в своё удовольствие». какая-то беспросветно невыносимая горечь взорвала мою грудь. «нет, это не со мной. такого не могло и не может быть. ведь это всё в моём воображении, а сейчас я нажму на нужную кнопку и мы начнём этот матч уже в реальности», болела она. 

помню, нечто похожее осенило меня, когда я первый раз сел за руль своего автомобиля и попал в ДТП. ну не бывает такого в первый раз! а-таки было..

Хамзат. он был доволен, и в то же время с самого начала и до победного конца я чувствовал уважение к себе. дагестанцы всегда уважают своего соперника, даже в самой жестокой и беспощадной драке, которую сами часто и навязывают. по мере возможности я пытался рассмотреть этого человека, изучить его. 

проходя мимо корта, я увидел его делающим намаз. его жена сидела рядом на лавочке в чёрном хиджабе и простодушной улыбкой. кажется, она немного стеснялась поведения своего супруга, с невероятным спокойствием и уверенностью ставшего на колени посреди корта и искренне молившегося богу. дети с искрящей радостью играли, кружа вокруг корта. 

я пошёл стучать мячом о стену и услышал свист: Хамзат приглашал меня сыграть с ним в партию. через несколько секунд он объяснил мне это на ломанном русском. кажется его улыбка была ещё добрее и простодушнее, чем у жены. мы вспомнили друг друга. во время игры он рассказал мне, что работает в «системе» и поэтому бывает здесь часто. когда мяч улетал за пределы, он с разительной строгостью посылал за ним сынишку (между собой они говорили на аварском). сынишке это было в огромное удовольствие и иногда он не дожидался окликов отца, кидая мяч точно в руки. а после игры, не снимая улыбки и с появившимся блеском в глазах, Хамзат пригласил меня  сыграть ещё раз в понедельник. он сказал, что сожалеет, что я не смог составить ему достойного сопротивления сегодня и что в следующий раз борьба точно будет упорнее, а значит, интереснее. что ж, я сожалел вдвойне.. его жена также сидела на лавочке и присматривала за детьми.

и я подумал: вот одни из немногих, кто чтит и уважает свои традиции. они привили своим детям уважение к старшим, научили их родному языку; они соблюдают обряды ислама. у них каждый занят своим делом. так делали их предки. 

люди, живущие в своём маленьком, спокойном счастье. они дома и не хотят войны в своём доме. я почувствовал любовь и уважение к этим людям.

мне представилось, что кто-то, увидев их, испугался бы; кто-то просто испытал неприязнь, а кто-то покрыл их трёхэтажным матом (про себя, конечно)… я тоже не без греха. иногда в метро меня искренне настораживают женщины в хиджабах. почему так происходит? кому это надо?.. не буду сотрясать воздух…

горечь поражения заставила меня оглянуться вокруг. я увидел тополь, покачивающийся от беспечного ветра; шум моря и удивительно плотный запах трав наполнили меня. я вспомнил нашу прежнюю квартиру, в окне которой также не спеша покачивался тополь, ассоциации выдали слово «август». родные тополя, запах, шум прибоя – всё это случалось многократно в августе. невыносимо желанная тоска понесла мои ноги к морю. ностальгия.. это чувство, которым невозможно насытиться. я упал на колени перед водой, и вскоре мои слёзы смешались с волнами Каспия. я мочил и мочил в нём свои руки, ноги и лицо, неустанно.. я понимал, что всё равно не смогу восполнить семи лет разлуки с ним, и с новой силой бросался к воде… это было абсолютно неосознанно. жадность питала меня отовсюду: я не знал на что набросится – на этот густой, ни с чем не сравнимый воздух, в холодные и паляще родные волны или наслаждаться красно-зелёным пейзажем.. в какой-то момент я почувствовал, что невыносимо хочу ощутить чью-то руку в своей правой. ассоциации снова не ошиблись: Лена. 

да! только она. я хочу, чтоб она видела, ощущала, любила всё это, вдыхала со мной этот пьянящий оазис. о! я бы неустанно и неустанно хвалил свой Дагестан, делясь с ней всё новыми пейзажами и ароматами. я горжусь им. и я горжусь тем, что хочу разделить его сейчас именно с ней.

с грустью расставания и безысходностью насытиться, я поплёлся в номер. я знал, что через день, вернувшись сюда, я позвоню и скажу ей: я люблю тебя.


?

Log in